Версия для слабовидящих

Несколько слов о Коле Скребове



Виталий Сёмин в разговорах заглазно называл людей близкого литературного круга стилистически разнообразно: Григорьян – «армян» (по-свойски), Бондаренко – «Игорь Михайлович» (иронично), Шестаков – «Пашка», «Паша» (близкий), Обертынский – «Обер». А Николай Михайлович Скрёбов – «Коленька Скрёбов» (без насмешливости! дружеское расположение, или « Загадкин», как называли его другие, но с теплотой).

Я думаю, Виталий в обстоятельствах ростовской литературной жизни (а в таких обстоятельствах, не только ростовских) всё сложно, напряжённо, негладко: понимание, близость, противостояние, пренебрежение, обида, зависть и пр. и пр.) чувствовал, что степень понимания его, сёминского, творчества, у Скрёбова была более глубокой и чистой от личных амбиций, чем у других литературных приятелей.

Работа, поступки, образ жизни Николая Михайловича не вызывали у Виталия и тени неприятия, а ведь вспоминали с лёгкой насмешкой в некоторых частных разговорах о том, например, что Николай Михайлович работал какой-то период в обкоме партии. Это в понимании «свободных от идеологии» литераторов сажало на него пятно конформизма. Правда, всегда следовала оговорка «он, конечно, порядочный человек».

А я помню, с каким вниманием и сочувствием отнёсся Виталий к моему пересказу невольной жалобы жены Николая Михайловича – Гали о том, как приходилось ей по утрам, перед работой, отвозить в садик, школу троих детей – однолеток: трамвай брали на самой оживлённой остановке с боем. Пропихнуть внутрь троих малолеток – каждый раз штурм (Николай Михайлович тогда, женившись на Гале, соединил своего сына и её близнецов). Работа в обкоме на рядовой должности давала жильё в более удобном месте. Какая уж тут загадка! Как-то я рассказала об этих галиных трамвайных сражениях женщине, не имевшей детей и не знавшей, что такое ответственность за них, она ответила:
     «Ну и что?! Подумаешь, трудности!»
    Наверное, Сёмин был человечнее в понимании трудностей.

Вся семья в сборе. Миша (в центре), Гоша и Наташа. 1962 г.

Литературная и человеческая позиция Скрёбова выражалась и в иных его поступках. Например, в конце 60-х Николай Михайлович, тогда работавший на телерадио, предложил председателю Комитета включить в список выступлений «главных» ростовских писателей (юбилейный год) и Сёмина, которого после разносной статьи Лукина в «Правде» за «очернительскую» повесть «Семеро в одном доме» нигде не печатали. Он был заклеймён. Конечно, Николай Михайлович понимал, как рискует, делая предложение. Председатель разрешил – с условием, что Сёмин прежде покается за свои «идеологические ошибки». И Николай Михайлович в знак протеста против такого «разрешения» при первой возможности перешёл с престижной работы на скромную должность литконсультанта писательской организации. Время-времечко! Тогда же редактор «Нового мира» Твардовский рекомендовал своему заместителю снять с печати рассказ Сёмина, только причина была иная: «публикация рассказа погубит парня, а писать иначе он не может».

Именно в защиту повести «Семеро в одном доме» выступил публично, на собрании Николай Михайлович после разносной правдинской статьи. Можно представить, какую радость вызвала статья у ревнителей «партийной правды». Собрание было многолюдным. Громили повесть, топтали автора! Я была на том собрании, слушала все выступления. Но больше привычно ожидаемых клеймящих речей меня поразили выступления Скрёбова и Сухановой: как мужественно, умно, умело – словами, к которым невозможно было придраться фанатикам соцреализма, они защищали право Сёмина на правду. Выступал в защиту Виталия Николай Михайлович и раньше, до громкой истории «семерых». В 1964 году журнал «Москва» опубликовал повесть Сёмина «120 километров до железной дороги» – о равнодушии, безразличии сельчан как следствии жестокого, бездушного давления власти на народ. Помню, как сердился Виталий на собеседника из районной глубинки: тот добивался, «что, собственно, хотел сказать автор этой повестью». Он не стал объяснять непонятливому читателю, «что хотел сказать»:
    «Лучше почитайте статью о повести в журнале «Дон».
     В «Доне» была напечатана умная, глубокая статья Скрёбова.

И ещё воспоминание. В 1969 году усилиями друга Виталия – А. Галустяна был поставлен памятник на могиле Виталия. Я часто тогда ходила на Северное кладбище, особенно вечерами, когда посещающих кладбище мало, когда тишина и никто не мешает. Поэтому удивилась, увидев издалека фигуру у памятника. Подошла: Николай Михайлович сидел один. Поздоровались, помолчали.
     «Надпись хорошая», – сказал он. Надпись была:
     «Прости, что мы не понимали, как труден, как одинок путь к твоей высоте».
     Попрощался, ушёл.

Встречались мы с Николаем Михайловичем редко. После смерти Виталия я обратилась в Союз писателей с просьбой не снимать меня, гипертоничку, с учёта в спецполиклинике. От имени Союза писателей бумагу в горисполком написал Николай Михайлович. Мне запомнилось выражение из этой просьбы: «не снимать из соображений гуманности». Думаю, что, зная чиновничьи правила, Николай Михайлович вовсе не надеялся на положительный ответ. Но поступил согласно своим «гуманным соображениям»: ходатайствовал.

Как-то встретились мы с Николаем Михайловичем в коктебельском Доме творчества. Я оказалась там раньше и была возбуждена, как обычно, чудесными походами по горам. В дружеском расположении позвала в «походы» и Николая Михайловича. Он как-то подчёркнуто сдержанно отказался. Мне, безбашенной, только потом пришло в голову, что злые языки, как это обычно бывает, могли повеселиться на наш счёт. А Николай Михайлович оказался умнее, тоньше, предусмотрительнее меня.

Мои редкие выступления по радио всегда оценивал прямо, точно, избегал дружественных или высокомерных комментариев. Года четыре назад пригласил на литературное объединение «Созвучие» рассказать о Сёмине. Я говорила нескладно, никак не могла выйти на главные мысли. Потом покаялась перед ним, ведущим встречу. Он ответил кратко: «Давно не выступала». Здесь заключался и справедливый прямой приговор и поддержка.

Я не стану говорить о его отличных стихах – отражении его личности, просто боюсь своего примитивного языка по этой части. Его критические статьи всегда восхищали меня высоким профессионализмом. Что касается его литературной эрудиции, редчайшей памятливости на тексты, события литературной жизни – можно говорить о феноменальности Николая Михайловича.

Боюсь, что портрет Николая Михайловича получается у меня скучно ровным. В жизни Коленька остроумен, находчив, артистичен. Как-то Виталий, вернувшись с семейного праздника В.Д. Фоменко, с восхищением рассказывал, как украсили праздник пришедшие к Фоменко тогда ещё молодые литераторы. Особенно Коля Скрёбов. Вместе с приятелем какие сценки разыграли, как острили!
    «Фоменко хохотал до того, что упал!» – «Они заранее приготовились?» – «Да нет, импровизировали! Блистательно! Фоменко был счастлив».

Николай Михайлович Скребов

Я часто наблюдаю, как лица моих литературных знакомых при упоминании некоторых конкретных имён людей из их круга, становятся жёсткими, настороженными. При имени Николая Михайловича – никогда, только размягчение. Потому что он – умный, добрый, чистый человек. И все это знают.

В нашей жизни, полной драм, трагедий, часто лишённой смысла, хочу пожелать Коле Скрёбову здоровья, сил, терпения.


Виктория Николаевна Кононыхина-Сёмина
2012 год


 

12 Августа

Международный день молодёжи. Установлен Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1999 года по предложению Всемирной конференции министров по делам молодежи, состоявшейся в Лиссабоне 8-12 августа 1998 года.  


Все даты

Войди



Забыл пароль?

Зарегистрируйся







Выбрать дату в календаре

CAPTCHA

Пользователь несет ответственность за подлинность вносимых при регистрации данных

Просмотр данного раздела доступен только
для зарегистрированных пользователей.
Пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Версия для слабовидящих

Вера Михайловна Величкина –врач, литератор, государственный деятель

подробнее

Ростов-на-Дону,

пер. Халтуринский, 46а

(863) 240-27-62

как нас найти

Мы в Instagram

Мы в ВКонтакте

контакты


ЛитРес: один клик до книги

Сайт Занимательная Ростовология

75 Победа! 1945-2020. Год памяти и славы в России

Сайт Год памяти и славы

Министерство культуры Ростовской области

План преодоления экономических последствий новой коронавирусной инфекции. По состоянию на 20.04.2020. Подготовлено Правительством РФ

Ростовская область: меры поддержки бизнеса для преодоления последствий новой коронавирусной инфекции. По состоянию на 29.04.2020. Подготовлено Министерством экономического развития Ростовской области

Портал «Информационно-библиотечное обслуживание детей в Российской Федерации» содержит данные о библиотеках, обслуживающих детей

Ассоциация деятелей культуры, искусства и просвещения по приобщению детей к чтению

Национальная электронная детская библиотека. Создание Национальной электронной детской библиотеки (далее - НЭДБ) решит проблему сохранности старых и ветхих книг, а также предоставит возможность всем желающим познакомиться с лучшими образцами книг для детей, изданными в разные годы.

Национальная электронная библиотека объединяет фонды публичных библиотек России федерального, регионального, муниципального уровня, библиотек научных и образовательных учреждений, а также правообладателей.

ПроДетЛит

ВебЛандия - лучшие сайты для детей

Летопись мужества. 1941-1945. Просветительский проект Российской государственной детской библиотеки.

Президент России - гражданам школьного возраста

Информационно-развлекательный сайт Управления Роскомнадзора по Ростовской области

Культура.РФ. Единый портал популяризации культурного наследия России

Национальные проекты «Культура»

Государственная программа РФ «Доступная среда»

Российская государственная детская библиотека

Донская государственная публичная библиотек

Ростовская областная специальная библиотека для слепых

Результаты независимой оценки качества услуг организации.

Официальный интернет-портал правовой информации.

Финансовая культура

Приложение «Мой налог»

Отцовство – твой главный жизненный проект

Подростковая агрессия




Наверх